© 2019 hasis.info

Евгения Хасис

Очная ставка Евгении Хасис и Ильи Горячева. Как это было

25.7.2014

Светало. 24 июля 2014 года. На сегодня назначена очная ставка. Умылась, причесалась, оделась, накрасилась. Посмотрела на себя в маленькое камерное зеркало. Переоделась с претензией на нарядность. Посмотрела на себя еще раз — и претензию на нарядность убрала. Так сойдет. Вот еще. Сварила кипятильником кофе, намазала засушенный кусок хлеба мёдом, позавтракала и стала ждать. Конвой, обыск, монотонность тюремных действий. Спецтранспорт тащит меня по московским улицам к зданию Следственного Комитета. Уставившись в окно, разгребаю в голове винегрет мыслей. Приехали. Толпой втиснулись в кабинет. Там уже собрался весь экстремистский бомонд. Адвокат Фейгин в гордом одиночестве, и возможно от этого выглядящий слегка потерянно, и что странно — в темных очках, слева у стола — сильно раздобревший Илья, отросшие волосы и борода еще больше усиливают впечатление обрюзглости. Вокруг — организованная толпа лиц спецназначения с несгибаемыми спинами и готовящийся руководить всем этим кагалом Краснов И. В. 

 

Вместо приветствия Илья внимательно смотрит на меня в попытке считать мою реакцию. Вглядываюсь в его лицо несколько секунд, и пытаюсь сама услышать свои собственные эмоции. Боль? Ненависть? Обида? Злость? Жалость? Сочувствие? Хоть что-то от сердца? Хоть один удар, разгоняющий по венам кровь, посвященный Илье — вот этому человеку, на совести которого не одна загубленная жизнь... Прислушиваюсь к себе снова. Ничего. Тишина. Холод и равнодушное презрение.

 

— Проходите, присаживайтесь, — вернул меня в реальность голос следователя Краснова.

* * *

— Статья Уголовно-Процессуального Кодекса Российской Федерации номер... — попёр! Следователь зачитывает права, разъясняет процедуру проведения очной ставки, нормы, статьи, обязанности, пункты, опять статьи, опять чьи-то права...Зануда!

 

— Евгения Данииловна Хасис, у вас есть право на юридическую помощь. 

 

— Отказываюсь. Я не нуждаюсь в юридической помощи для того чтобы донести свою позицию по данному уголовному делу.

Мое отношение и к происходящему и к людям не скрывалось за красивым и вертким словом. Говорила сухо и кратко, старалась чеканить слог:

<...>

«...Прикрываясь словно маской, чистой, светлой и святой для многих идеей современного Русского Национализма, Илья и его покровители стремились реализовать на территории России ту же чудовищную и братоубийственную схему прихода к власти, которую мы в приторной концентрации наблюдаем сегодня на Украине...»

<...>

«...Цели, которые поднимали на свои знамена тысячи молодых людей, цели, которые зажигали их юные сердца пламенем национал-патриотической любви к Родине, эти цели Илья превратил в жалкие попытки оправдать собственную жестокость и бесчестие, в средство завоевания власти. Его обвиняют не в пропаганде идей Русского Национализма, не в желании изменить к лучшему жизнь страны, ее народа и людей, доверившихся ему. А в предательстве этих людей, в использовании их идеалов для достижения собственных целей. В убийствах! В гибели людей! В жертвах, принесенных на алтарь собственной алчности и тщеславия...»

<...> 

«...Горячев был ключевой фигурой этого замысла. Именно поэтому своей безопасности и конспирации он уделял особое внимание, апеллируя к тому, что таких людей как участники БОРН — их тысячи и они заменяемые, а таких как он и его Русский Образ — единицы. Горячев контактирует только с Тихоновым и ни с кем больше — это было условием Горячева к Тихонову. Ведь, не достигни Горячев успеха, и все — БОРН просто шайка экстремистов и бандитов, а дорвется до власти — «мирные митюнговальники», как сейчас говорят.

<...> 

«...Основных направлений деятельности Русского Образа, на которых Горячев завоевывал свой авторитет, было три. Первое — Северокавказская проблематика с популистскими лозунгами „Хватит кормить Кавказ“. Второе — дискредитация в глазах общества судебных и правоохранительных органов, ставших персонализированным злом, а борцов с ними — национальные герои. Третье — противостояние субкультурных групп и либеральной интеллигенции. „Потому что это хорошо продается в АП“, — так любил говорить Илья...»

<...>

Я закончила свою речь. Настала очередь вопросов.

 

— Илья Горячев утверждает, что познакомился с вами в январе 2009 года. Когда и как вы познакомились?

— А ранее в своих показаниях он говорил о том, что мы познакомились в июле 2009 года. На самом деле мы познакомились в 2008 году. Повод — просьба Никиты передать для Ильи Витальевича подарок в знак дружбы и преданности общим идеалам — плакат Шухевича, героя современной Украины, героя УПА. 

 

— Похож ли этот застенчивый молодой человек интеллигентной внешности, на того кто способен убить?

— Он выглядит таким. Думаю, что он и за собственную девушку заступиться бы и не смог. Но за такой, казалось бы, внешностью слабака и интеллигента прячется человек, принимавший решения кому жить, а кому умереть, возомнивший, что у него есть на это право. Следуя вашей логике можно сделать вывод, что в смерти виновата пуля, и что в первую очередь за убийство нужно судить пулю или пистолет или солдата. Следуя же нормальной логике, в первую очередь нужно судить надо того, кто отдавал приказы.

 

— Откуда вам известно о связях Горячева с Администрацией Президента, с кем конкретно он работал, кто эти люди, какова их роль?

— Мне известно об этом со слов самого Ильи Витальевича, правда ли это или нет я не знаю. Возможно, таким образом он пытался придать себе значимость и вес. Но если это не является правдой, тогда откуда у него уверенность в своей полной безнаказанности.

 

— Какие подтверждения обвинений в адрес Ильи Витальевича есть у вас, кроме ваших собственных слов? Свидетели, видеозаписи?

— Было бы странно, если бы у меня были бы свидетели или видеозаписи. Тут лучше всего спросить у самого Ильи Витальевича, есть ли у него доказательства против себя самого и против других. Поскольку все важные разговоры, всю историю сообщений и всю почтовую переписку он копировал и хранил в специальной папке на своем ноутбуке, изъятом у него при обыске.

 

— Откуда у вас информация о причастности Горячева к преступлениям, что он являлся заказчиком убийства Станислава Маркелова?

— Мне это известно со слов Тихонова, а так же от самого Ильи. Илья Витальевич рассказывал мне об этом, на той нашей встрече, про которую он рассказывает в своих показаниях, по его словам я тогда упомянула о своем участии в событиях на Пречистенке. Да. Он же в ответ рассказал мне, что те события случились по его приказу.

 

После этой фразы Илья посмотрел на меня, я на него, мы улыбнулись друг другу, и каждый из нас понял, что теперь это все — уже не моя проблема...

 

Оригинал: Твиттер Евгении Хасис

Фото: Сергей Кузнецов/РИА Новости

Please reload